Знакомство с пушкиным кюхельбекеля

Друзья и современники А.С.Пушкина. Кюхельбекер В.К.

Оба уже при первом знакомстве почувствовали друг к другу какую-то . и Гете. Вместе с Кюхельбекером и Пушкиным они заучивали наизусть оды и. И не один Пушкин любил и уважал Кюхельбекера. К. Ф. Рылеев писал Разборчивый на знакомства А. С. Грибоедов угадал в нем недюжинную натуру. Общение Пушкина и Кюхельбекера было непрерывным в течение – гг .. (отсюда лицейское знакомство Пушкина с автором «Le lutrin vivant ».

Пижон Дельвиг, приехавший в новомодной, только что привезенной из Лондона шляпе, отмерял шаги и проверял пистолеты. Остальные окружили Кюхельбекера и пытались уговорить его принять извинения Пушкина, на что Кюхля истерично отказывался и гадко бранился. Наконец приготовления кончились, пистолеты были заряжены, шаги отмерены. Противники разошлись по краям поляны, секунданты встали поодаль.

  • Пушкин и Кюхельбекер
  • Невезучий друг Пушкина. Как Кюхельбекер стал политическим преступником
  • История №142441

Дельвиг, который не совсем еще привык к своей новой шляпе, все время поправлял ее, ловя восхищенные взгляды окружающих.

Пушкину выпало стрелять первым, и он бесшабашно пальнул в воздух.

История № Однокашник Пушкина Вильгельм Кюхельбекер по прозвищу Кюхля

Друзья ожидали того же и от Кюхельбекера, но Кюхля начал целиться в Пушкина. Глаза его близоруко щурились, нервный пот стекал со лба, рука дрожала, пистолет плясал в руке. И все это вместе производило устрашающее впечатление. Дельвиг даже сделал невольный шаг.

Лицейские друзья А.С. Пушкина

Пушкин заметив движение, крикнул: Услышав это, Кюхельбекер еще больше разозлился, весь напрягся как потревоженный ежик и попытался собрать волю в кулак. Но поскольку в кулаке уже был зажат тяжелый дуэльный пистолет, рука не выдержала такого напряжения и дернулась.

Суматошный выстрел разорвал тишину и сорвал шляпу с головы Дельвига. В самом центре ее теперь зияло отверстие. В Лицее у него было прозвище Кюхля. Был он долговяз, нескладен и застенчив, за что получал свою порцию насмешек от одноклассников. Впрочем, вообще к нему они относились хорошо. Вот что написано о нём в "Русском биографическом словаре" —, изд.

Уже в Лицее проявилась его страсть к стихотворству, но он долго не мог справиться с техникой нашего стихосложения, за что подвергался частым насмешкам со стороны своих знаменитых впоследствии товарищей; в стилистических же погрешностях против русского языка его упрекал совершенно основательно A.

Тургенев даже в х годах. Но как доброго, милого товарища Кюхельбекера очень любили его однокашники, в числе которых были Пушкин, Дельвиг, Пущин, барон Корф и др. К Кюхельбекеру-юноше влекло всех, его знавших, его способность искренне увлекаться, его чувствительность, доброта сердца, доверчивость; этих черт не изгладили в его характере даже и тяжкие испытания, какие выпали на долю злополучного писателя в продолжение его жизни.

Лицейские друзья Пушкина

Грибоедов писал о нем: Да и весь круг его знакомых, среди которых были чуть ли не все выдающиеся наши писатели того времени Пушкин, Жуковский, Дельвиг, Гнедич, Баратынский, Грибоедов, Одоевский, Тургенев, кн. То ли вто ли в году - до сих пор точно это не установлено, Пушкин написал эпиграмму За ужином объелся я, А Яков запер дверь оплошно — Так было мне, мои друзья, И кюхельбекерно и тошно. Сделал он это не со зла - Кюхельбекер, Дельвиг и Пущин были его лучшими друзьями.

Однако, Кюхля обиделся и вызвал Пушкина на дуэль. Как пишет Юрий Тынянов, первые сведения об этой дуэли зафиксированы на рассказе одноклассника Пушкина Фёдора Матюшкина и записке Даля о дуэлях Пушкина, написанном вскоре после кончины Пушкина.

Сведения эти опубликованы историком Петром Бартеневым: Пушкин кинул пистолет и хотел обнять своего товарища, но тот неистово кричал: Пушкин насилу его убедил, что невозможно стрелять, потому что снег набился в ствол. Поединок был отложен, и потом они помирились". Тот же Тынянов приводит другую версию, согласно которой дуэль была, но не между Пушкиным и Кюхельбекером: В основу этих заметок легла в достаточной степени искаженная а кое-где и дополненная редакцией рукопись Ю.

Косовой, представляющая в основном полемику с появившимися в г. В записке своей об отце Ю. Косова между прочим пишет: Один только из них И. Пущин был его товарищем не только на скамьях лицея, но и в рудниках Сибири. О дружбе его с Пушкиным остались более достоверные и благородные памятники, чем пустое четверостишие, приведенное Гречем.